Преп. Сергий / К началу

[Закон Христов] [Церковь] [Россия] [Финляндия] [Голубинский] [ Афанасьев] [Академия] [Библиотека]

Карта сайта

[< назад] [содержание] [вперед >]

Архиеп. Георгий (Вагнер).
Вход Господень в Иерусалим

Сегодня мы духовно встречаем Царя Небесного, грядущего в Его земной святой град, чтобы принести Себя за всех в жертву любви.

Христос является в Иерусалиме, чтобы совершить Свое последнее на этой земле и самое великое чудо: Крест и Воскресение. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13). Своим добровольным вхождением в область нашей смерти Христос доказал делом, что любовь Сына и Небесного Отца Его к нам безгранична.

Восходя в Иерусалим, Христос знал, что Его здесь ожидают страдания и смерть на Кресте. Однако Он идет, зная, что путь ко Кресту — его путь. Тот путь, который Отец Небесный предначертал Своему возлюбленному Сыну и который Сам Сын добровольно принял для Себя уже от вечности, прежде бытия мира. Именно путем страданий и смерти надлежало Ему «войти в славу Свою» (Лк. 24, 26), вернуться туда, откуда Он пришел, — к Отцу своему и привести Отцу Небесному с Собою многих сынов — братьев Своих, искупленных и усыновленных Отцу Его крестною жертвою. Ибо для того пришел Он в этот мир, чтобы «послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10, 45). Он пришел как добрый Пастырь, полагающий «жизнь Свою за овец» (Ин. 10, 11). И стал Он Агнцем, берущим на Себя — и этим раз навсегда уничтожающим перед Богом, — грехи всего мира (Ин. 1, 29).

Для Христа смерть не являлась необходимостью. Он страдал и умер совершенно добровольно. Закон необходимости смерти есть следствие греха, это последний вывод из состояния нашей отдаленности от Бога, нашей отдаленности от источника жизни. И этот всеобщий — для всех остальных — закон необходимости смерти не мог иметь никакой принудительной силы по отношению к Единому Безгрешному, по отношению к всесильному Богочеловеку. Умереть Христос мог только добровольно — через свободное принятие Им смерти.

«Никто не отнимает жизни Моей у Меня, но Я Сам отдаю ее», — так мог на самом деле говорить только Он один, не подлежащий закону необходимости смерти (Ин. 10,18). И в этой свободе принятия Им Креста, в этой добровольности Его смерти — вся искупительная, спасительная для нас сила Его жертвы. «Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее» (Ин. 10, 17).

До сих пор каждый безоговорочно подвержен власти смерти. Но смерть не имеет никакой власти над Телом Сына Божия. Поэтому даже в самой смерти Иисус остается чуждым нетления. И смерть не может удержать Его. Ибо невозможно, чтобы смерть удержала Начальника жизни (ср. Деян. 2, 4). И гроб распятого Иисуса поистине является «новым гробом»: в нем совершается новое, небывалое чудо, он становится источником Воскресения.

Отец Небесный отдает Своего возлюбленного единственного Сына для нас. И Сын добровольно принимает Отчую волю и умирает на Кресте с нами нашей человеческой смертью. Но Отец Небесный не допускает того, чтобы святой Его в смерти увидел тление (Деян. 2, 27). Принося для нас в жертву все Свое человеческое — и даже самую жизнь Свою человеческую, Христос при этом не теряет Свою божественную власть и достоинство Божьего Сына. И поэтому в вольной, свободной смерти Христовой власть ее над бренным Телом Его простирается лишь постольку, поскольку Сам Умирающий разрешает ей. И Распятый претворяет смерть в Воскресение. «Тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему — облечься в бессмертие» (1 Кор. 15, 53). «Пшеничное зерно, падши в землю... если умрет, то принесет много плода» (Ин. 12, 24). Временная смерть бессмертного по Божеству Своему Сына Божия становится вечной жизнью смертных.

Вхождением Своим в темную область нашей смерти Христос восполнил Собою и последний предел нашей жизни. Нет теперь области нашего существования, не наполненной светом Его близости к нам. Все исполнено этим светом — небо и земля и смертная область преисподней. И нет больше бессмыслицы в жизни, потому что самая большая бессмыслица — смерть; но и она теперь наполнена смыслом: она стала путем к Богу, «преставлением от печальнейших на полезнейшая и сладостнейшая и на упокоение и радость».

Смерти больше нет как таковой — для верующих, — осталась она только как дверь в лучшую жизнь воскресения. «Может быть, тьма сокроет меня, и свет вокруг меня сделается ночью. Но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день» (Пс. 138, 11-12). «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3, 16). «И сия жизнь — в Сыне Его» (1 Ин. 5, 11).

И все мы призваны верою в Него и жизнью в Нем, посредством святых таинств Его Церкви, соединиться с Сыном Божиим, стать членами Его святого Тела, победившего смерть, и стать, хотя еще втайне, причастниками славы Его Воскресения.

Он за каждой Литургией присутствует таинственно среди нас и силою животворящего Святого Духа предлагает нам под таинственным видом хлеба и вина для вкушения Свои Плоть и Кровь, дабы мы соединились с Ним и силою Его преодолевали в настоящей жизни — власть над нами греха, а в будущей жизни — власть смерти: «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое, которое за вас предается... Пейте из нея все; ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за вас и за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26, 26-27; Лк. 22, 19-20). Соединяя Себя с нами, Христос дает нам уже теперь живое познание Его истины и свободу от власти греха. И этим Он нам дает залог нашего будущего воскресения из мертвых, подобно Его другу Лазарю, которого Он из гроба воскресил.

«Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу Его в последний день... Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною» (Ин. 6, 54-57). «Я живу, и вы будете жить» (Ин. 14, 19). «Так возлюбил Бог мир»... Иисус «возлюбив Своих, сущих в мире, до конца возлюбил их» (Ин. 13, 1).

Благодарим Тебя, Господи, за Твое добровольное вхождение в Иерусалим на страдания, благодарим Тебя за Твою безграничную любовь к нам. Даруй нам любить Тебя и благодарить Тебя жизнью нашей и любить братьев наших. Аминь

1960

II

Радуйтесь всегда о Господе; И еще говорю: Радуйтесь... Господь близко! (Фил. 4, 4 сл.)

Входя в Иерусалим, Господь знал, что Его ожидает: предательство Иуды, осуждение на смерть со стороны первосвященников и представителя внешней власти, неверность учеников и падение Петра, уничижение, поругание, оплевание и биение, ношение креста на Голгофу, обнажение и крестная смерть. Он это знал. И, однако, Он пришел.

Он пришел теперь в Иерусалим, чтобы добровольно взять на Себя все это, потому что Он не для того явился на земле, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою за нас. Он желает с нами испить до дна чашу горестей. Он хочет с нами, как брат наш, взывать к Небесному Отцу: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?», — чтобы и мы вместе с Ним могли в час нашего последнего издыхания дерзновенно говорить: «Отче! в руки Твои передаю дух мой».

Он пришел, чтобы войти в мрачную область человеческой смерти, чтобы и здесь воссиял божественный свет Его присутствия. Наполняются новым смыслом древние слова псалмопевца:

Взойду ли на небо — Ты там;

сойду ли в преисподнюю — и там Ты...

Скажу ли: может быть, тьма сокроет меня,

и свет вокруг меня сделается ночью.

Но и тьма не затмит от Тебя,

и ночь светла, как день.

(Пс. 138, 8-12)

Господь хочет умереть с нами, чтобы мы с Ним воскресли...

Итак, Он пришел теперь в Иерусалим, чтобы до конца явить Свою любовь и близость к нам — друзьям Своим. Ибо «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13). И такою любовию любит нас Иисус Христос. Как Божий Сын Он имеет право говорить так, как никто другой не дерзал бы пред Богом говорить: «Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее; никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее: имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее; сию заповедь получил Я от Отца Моего» (Ин. 10, 17-18).

Этой крестной любовию Христовой мы радуемся сегодня и за нее благодарим Его, идущего на страдания. Правда, тайна Его любви — наше спасение через Его крестную смерть — является тайной веры, которая для внешних кажется соблазном и безумием. Но нет в мире ничего лучшего этой тайны. Это именно — сверхразумная тайна; она не стоит в противоречии с нашим разумом, а только выше его. Но она может просвещать и этот наш разум — когда разум открывается ей — светом сверхчеловеческой, небесной, божественной Мудрости.

Эта тайна Креста уже здесь проявляет себя в нашей жизни как великая сила, обновляющая всего человека, если он принимает ее в свое сердце и старается ходить по заповедям Распятого. А в будущем эта тайна Креста откроет нам то, что «не видел того глаз, не слышало ухо, не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2, 9), но что уже теперь приоткрывается вере нашей Духом Святым. Аминь

Без даты


Rambler's Top100
Шубы
Шубы, куртки и жакеты из меха. Шубы, дубленки, куртки, головные уборы и пр
rusmeh.ru