Карта сайта

В начало

ПРОТОИЕРЕЙ ДИМИТРИЙ КОНСТАНТИНОВ

 

Статьи из "Нового Русского Слова" о положении Русской Церкви.

Кризис Российского Православия.

1992

Волею Божиею подошла и утверждается эпоха освобождения Церкви Российской от гнета безбожия, ее становления в земле российской как духовного руководителя и просветителя народа.
Но одновременно с радостью освобождения пришли новые горести, свидетельствующие о том, что во многих случаях в стране, и вне ее пределов церковный народ не дошел до подлинного понимания и восприятия православия, оставшись по существу на околоцерковных позициях. Непонимание духовных глубин православия привело к тому, что они оказались подмененными церковно-политическими проблемами. Получается, что для подобного рода православных существенна нс столько святость Евхаристии, в которую они до конца не верят, сколько важность утверждения того или иного церковного устройства на данной канонической территории. Не вера в святость совершаемых таинств и их благодатное воздействие на жизнь Церкви, а обязательное утверждение, например, автокефалии Украинской Православной Церкви без оглядки на то, что, собственно, в духовном отношении даст эта автокефалия (самостоятельность), поведет ли она к духовному росту Церкви, нужна ли она для спасения верующих душ. Никого это не интересует, интересует лишь сотворение автокефалии в плане церковно-политическом, для утверждения церковно-политического престижа, для удовлетворения честолюбия церковных деятелей различного ранга. Других, более серьезных причин, которые оправдали бы сепаратистсие стремления Украинской Церкви (вернее, ее руководства) в переживаемое смутное время нет. Не время сейчас для подобного рода церковно-политических "спектаклей", и безответственным представляется разжигание страстей вокруг церковного алтаря.
В связи с этим мы не можем пройти мимо стремления Русской Зарубежной Церкви насаждать свои приходы в России и в других бывших республиках СССР, так как это при существующем там положении приводит к серьезным трениям, к подлинному расколу, к умножению взаимного отчуждения, росту недоверия, ненависти, развитию бездумного фанатизма, проявляемого, к сожалению, обеими сторонами (что дало российской печати основание писать о "фанатиках своей правоты"). И, пожалуй, в этом отношении более правыми являются украинские униаты, требующие, чтобы им отдали их церковное имущество, отнятое у них после окончания Второй мировой войны, и привыкшие к свободному исповеданию своей веры в течение веков на территории императорской России. Многие возмущаются "католической экспансией" на территории России. А разве мы, православные, не осуществили тоже свою "экспансию" в чисто католические страны (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Италия, Испания и др.), построив там совершенно беспрепятственно нужное нам количество православных храмов и развив там немалую миссионерскую деятельность, создав местные национальные православные приходы? Об этом забывают те, кто особенно активно нападает на католиков за их вторжение "на чужую территорию". В свое время, при царском правительстве, их было гораздо больше, чем сейчас.
К большому сожалению, нс поднявшись выше чисто внешнего церковно-политического подхода к церковным вопросам, заменив свободную полемику перманентными наладками на РПЦ и Московскую патриархию, почти все зарубежные эмигрантские издания приняли на вооружение весьма простой принцип: ругать Московскую патриархию и восхвалять Зарубежную Церковь. На страницах зарубежной прессы стали в немалом количестве появляться также свежеиспеченные статьи на церковные темы, написанные большей частью в Москве или в С.Петербурге, с церковной точки зрения часто совершенно неграмотные, но - полученные "оттуда".
Во многих статьях на все лады осуждается Московская патриархия, вся ее деятельность рисуется черными красками, в трагических тонах рассказывается о так называемом сергианстве и прочих грехах церковного руководства РПЦ. Создается впечатление, что до этих публикаций никто никогда ничего не говорил о сергианстве и церковной политике Московской патриархии. А между тем, это совсем не так. Для примера: передо мной лежит сборник "Русская Православная Церковь в СССР", изданный в Мюнхене издательством ЦОПЭ в 1962 году. В сборнике этом 250 страниц, в основном посвященных церковной политике Московской патриархии, в том числе и пресловутому сергианству, и прочим "прелестям" деятельности центрального церковного управления. Если просмотреть книги и журнальные статьи за последние тридцать лет, мы увидим, что проблеме сергианства было уделено большое внимание и о нем имеется огромная литература. И все эти тридцать лет никто особенно о сергианстве не беспокоился, - но в начале девяностых годов вдруг его "открыли", присвоили себе это "открытие" и пустились в пропагандистскую кампанию, разоблачая Московскую патриархию. Пользуясь неосведомленностью многих читателей в этих вопросах, авторы таких статей делают вид, что кроме Зарубежной Церкви никто сергианством не занимался и не "разоблачал" его. Больше того, представители этого направления используют священников в СССР, например, О.Георгия Эдельштейна, для дискредитации живых и мертвых историков РПЦ, работающих в эмиграции.
Сейчас "модным" стал вопрос об участии советского духовенства в деятельности КГБ. При этом делается вид, что это стало известным только сейчас благодаря разоблачениям о.Глеба Якунина и связанных с его деятельностью лиц, получившим доступ к архивам КГБ. То, что эти лица работали над архивными материалами и изымали из них интересные сведения о православном духовенстве бывшего СССР, - это правда. Но не следует изображать дело так, будто связи духовенства, и в частности - епископата с КГБ, стало известно только теперь. Уже сначала шестидесятых годов почти во всех эмигрантских изданиях, уделяющих внимание положению религии в СССР, неизменно говорилось о принудительных связях духовенства с органами КГБ, о характере этих связей и т.п. Пять с лишним лет назад мы могли прочесть на страницах парижской "Русской Мысли" такого рода откровения, высказанные в письме православного священника, присланном в газету:
"Но за свое поколение (мне 30 лет) я могу поручиться. Ни один из нас, имеющий хоть какое-нибудь отношение к служению в Церкви, не миновал 'задушевного разговора' с оперуполномоченным КГБ. А приходящие в Церковь сейчас обязаны на своей рекомендации в семинарию иметь визу архиерея. В моих глазах это однозначно визе КГБ. То есть сейчас у КГБ задача - поголовная вербовка всех поступающих в семинарию" ("Русская Мысль", 27 ноября 1987, стр. 7. 576).
И таких материалов печаталось немало. Никто на них не обращал внимания. А если на эту тему вам пришлось говорить с теми людьми, которые сейчас негодуют и неистовствуют по этому поводу, то в ответ вы слышали вялые и не заинтересованные рассуждения о степени достоверности этих сведений, о том, что в СССР особые условия жизни Церкви, о том, что трудно осуждать кого-либо "там", живя за границей, и т.п. Теперь эти самые люди выходят из себя и обвиняют, обвиняют, обвиняют, не желая даже и слушать спокойных и резонных" возражений против подобной фанатичной непримиримости. Где же эти люди были раньше? -вот вопрос.
Еще пример.
"Теперь хорошо известно, что наряду со специальными элементами, вошедшими в клир по особым заданиям и принятыми иерархами, имеется также категория священнослужителей (в том числе и епископов), принимающих в принудительном порядке участие не только в тех или иных мероприятиях власти, но и в деятельности различных государственных органов, сотрудничая с ними в секретном порядке" (Прот. Д. Константинов, Гонимая Церковь. Нью-Йорк, Всеславянское издательство, 1967, стр. 159).
Примеры эти можно значительно умножить. Они свидетельствуют, что проблема так называемого сергианства -проблема совсем не новая, не нов и охват советского духовенства щупальцами КГБ, но именно в наши дни был искуственно создан "пик" этой проблемы, связанный с тем, что некоторые зарубежные церковные круги явно решили использовать создавшуюся обстановку в свою пользу и выйти за счет этого из того кризиса, в который они попали в связи со своей церковной политикой. В этом отношении значительный интерес представляет "Обращение к Зарубежной Церкви", опубликованное в "Вестнике Русского христианского движения". В нем сказано немало праведных и сдержаных слов по поводу раскола, учиненного в РПЦ (Вестник РХД, №162-163, 1991.стр. 334-338.). "Мы ждали вас как братьев, - пишут авторы Обращения, а дождались обвинителей и самозванных судей".
Эта одна сторона вопроса, связанного с нынешним, далеко не безмятежным житием РПЦ. У нас за рубежом психологически не могут понять, что значит служить Церкви в условиях абсолютно расцерковленной страны. Зарубежные православные верующие, даже при наличии достаточной информации о положении РПЦ, не могут почувствовать, что это такое, бессознательно перенося "уютные условия" зарубежной церковности в далеко не уютные церковные условия России и прилегающих к ней бывших советских республик. Отношение к Церкви как будто изменилось, нынешняя свободная российская печать как будто благожелательно и "уважительно" относится к Церкви. Очевидно, это так, но одновременно в ней же проявляется далеко не церковный подход к церковной теме.
Передо мной номер "Московских новостей" за 3 мая с.г. Газета, безусловно, права, поместив интересный и актуальный материал, связанный со смертью главы Российского императорского дома великого князя Владимира Кирилловича, - но едва ли можно оправдать следующую развязную сентенцию, связанную с церковными взаимоотношениями:
"В кругах эмиграции живо обсуждалась новость: иерархи русской зарубежной православной церкви отказали покойнику в отпевании - 'обиделись' на него за желание быть похороненным в России".
Как известно, великий князь был похоронен в Санк-Пстсрбургс, а отпевание совершал святейший патриарх Алексий II в Исаакиевском соборе. Оставляя на совести газеты ее сообщение, что в Исаакиевском соборе никогда не совершали церковных таинств, отметим, что отпевание великого князя патриархом Алексием II - явление совершенно нормальное и оправданное. И думается, что было бы гораздо лучше, если бы газета не злословила по поводу "страстей по Владимиру" и не "обыгрывала" конфликт между двумя православными церквами, прибегая к неуместно игривому тону по поводу тех или иных церковных неурядиц. Приводимый пример (подобных примеров можно найти в прессе немало) свидетельствует, что наши отечественные демократы решили повторить то, что делают демократы западных стран, постоянно дающие понять, а при случае прямо подчеркивающие, что они ничего общего не хотят иметь с Церковью и относятся к ней как к "обычной организации", сотни которых имеются в любой стране. Символом подобного рода взаимоотношений может явиться встреча американского государственного деятеля, католика по вероисповеданию, с Римским Папой. Вместо того, чтобы подойти под благословение римского первосвященника, что должен делать каждый верующий католик, сенатор поздоровался с Папой за руку, и эту сцену запечатлело американское телевидение. Это в демократической среде считается "хорошим тоном", - а то могут подумать, что сенатор верующий "реакционер"...
Я пишу об этом потому, что все это свидетельствует:
демократический сектор российского общества, подражая Западу, утверждая свободу вероисповедания, одновременно осуществляет на практике безрелигиозную линию поведения, добродушно пока похлопывая РПЦ по плечу. На западе эта "установка" дала ужасающие результаты. Что даст она в России - покажет будущее...
А между тем, несмотря на подобного рода изъяны в становлении религиозного вопроса в России, факты церковной жизни свидетельствуют о чем-то ином, промыслительном, вразумляющем даже невразумляющихся, призывающем пересмотреть отношение к Церкви Христовой, перестать неистовствовать в своем критическом ажиотаже, причитать о чужих грехах и собственном неколебимом достоинстве. Вторичное открытие мощей преподобного Серафима Саровского, нахождение мощей святейшего патриарха Тихона, явление мироточивых и плачущих икон и ряд других явлений свидетельствуют о милости Божией, нисходящей на РПЦ, несмотря на все ее недостатки. И об этом никогда не следует забывать. В этих условиях, усугубленных молчаливым сопротивлением низовой партократам, РПЦ продолжает наступать, отвоевывая и восстанавливая разоренные властью храмы, собирая по кусочкам и восстанавливая разбитое и изгаженное атеистическими варварами. Раздираемая расколами, исскуственно создаваемыми за рубежом, расколами, имеющими под собой совсем не те основания, которые официально декларируются заинтересованными сторонами, РПЦ, превозмогая все трудности, неуклонно идет по пути восстановления славы Православия в России. И в этом ей надо помогать, а не ставить палки в колеса.
Великая и славная Церковь Российская Православная - великая в своей красоте и святости, великая и смиренная в тягостях постигших ее бед. Великая и прекрасная в своем величии тысячелетнего духовного оплота России, великая и воинствующая в принижении и убогости ее жития за последние семьдесят лет.
Говорят и пишут, что РПЦ возглавляется недостойными ее величия людьми. Ее величие столь велико и препрославлено что никакие недостойные люди не могут омрачить его, и рано или поздно они исчезнут, как исчезает дым. Ее святость никто не может омрачить, и все отрицательные наслоения, накопившиеся в РПЦ за время гонений на нее, растворяясь в ее духовной мощи не изменят ход событий, ведущий нас к возрождению в России духовного оплота нашей веры. И пусть пока "по-приятельски" фамильярно похлопывают по плечу РПЦ современные вершители судеб России. Придет время, и оно едва ли не при дверях, когда они побегут просить ее благословения...
Сегодня мы говорим о недостойных людях в РПЦ. Такие действительно имеются. Достаточно вспомнить то, что происходило и происходит на церковной Украине. Но мы с вами, дорогие читатели, мы-го разве святые? Не пора ли нам подумать об очищении от нашей греховности, о которой мы вспоминаем только у аналоя духовника, а выйдя от него скоренько забываем о ней? И не образ ли мытаря, взывавшего к Богу о своем очищении, нам более подходит, чем образ фарисея, хвалящегося своей праведностью? Задумаемся - где мы и что мы? Преподобный Серафим когда-то говорил, что хранители православия, истинные его ревнители доживут до его возрождения в России. Мы являемся свидетелями начало этого возрождения. Смиренно восприимем этот факт, воздадим хвалу Господу и вместо осуждения, которое мы так любим, проявим братолюбие и любовь к тем, кто так или иначе согрешил в лихие и страшные годы нашей родины.

1) Новое Русское Слово. Нью-Йорк, 11 декабря 1992, стр. 29. 573

В начало



Rambler's Top100
Пергола для загородного дома
Пергола для частного дома. Типовые и индивидуальные решения
uteco.ru